Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

3) Добивание

Ссылка на оглавление

Увы, после того, как были разбиты последние крупные боеспособные польские соединения западнее Варшавы, участь Польши была предрешена. Сопротивление свелось к разрозненным очагам круговой обороны, которые немцы добивали один за одним. Под натиском превосходящих сил немцев капитулировали по отдельности польские войска в Варшаве (27/28 сентября), Модлине, на Хельской косе и самые последние – в районе Коцка 6-го октября.

Манштейн: «После уничтожения самой сильной из всех противостоявших нам группировок противника в сражении на Бзуре и боев, развернувшихся в лесистой местности южнее Люблина, с войсками противника, пытавшимися пробиться из Модлинской крепости на Варшаву, группа армий приступила к выполнению задачи захвата Варшавы. Однако часть ее соединений уже была переброшена на запад, где французы и британцы, к нашему удивлению, сложа руки взирали на уничтожение своего польского союзника.»

Одновременно с III, завершающей фазой битвы на Бзуре, 17-го сентября на территорию Польши вступили войска СССР. В целом они участвовали в боевых действиях значительно меньше немцев (наши потери убитыми в ходе этой войны – около 1-1,5 тыс. против 15-20 тыс. у немцев). После нашего продвижения немцы оставили некоторые территории (Брест, Львов) и сдвинулись на запад.

То тут, то там в наше время всплывают в новостях по всему миру сообщения, в которых СССР объявляют союзником Германии. Для отрезвления рекомендую прочесть опровергающую это статью Медузы (которую уж совсем трудно обвинить в поддержке СССР или нынешнего правительства РФ). На примере Словакии можно лучше понять, чем поведение сателлита и союзника Германии отличается от поведения СССР. Словакия вступила в войну с Польшей одновременно с Гитлером, 1 сентября, словацкая армия взаимодействовала с немецкими войсками (а мы помним, что сама дата наступления не была определена заранее, а возникла случайно, т.е. взаимодействие военных обеих стран было весьма тесным). СССР же не вступал в войну вплоть до середины сентября, его нейтральная позиция не оспаривалась никакими странами и Польшей в том числе. Гитлер уже не вполне понимал, собирается ли СССР вообще вступать на территорию Польши, торопил Сталина и уже даже начал готовить план действий на тот случай, если СССР вообще откажется от каких-либо действий в этой войне (цитата Гальдера в конце поста). Дело в том, что никаких конкретных договоров о военном союзе и никакой координации военных действий между СССР и Германией не было. Так называемый "Пакт Молотова-Риббентропа" (ПМР) в открытой своей части был лишь договором о ненападении, лишь гарантией того, что СССР не вступит в войну против Германии из-за Польши хотя бы в первое время (и то, явно это не прописывалось).

Но даже в закрытой части не было никаких договорённостей о совместной войне, давлении, либо силовом разделе Польши. Там было лишь разграничение сфер влияния в случае "территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства" (дословная цитата из Секретного протокола к ПМР). Это территориальное переустройство вовсе не обязательно означало войну. Например, в марте 1939-го, за полгода до этого, произошло такое же "переустройство" Чехословакии, практически мирно, без крупных жертв и без формального объявления войны - просто под угрозой военной силы. Кстати, Германия и Польше не объявляла войну - возможно, до последнего момента сохранялась надежда, что Польша поддастся на шантаж и сдастся, как Чехословакия (по крайней мере, во время 1-й попытки наступления 26-го августа, до гарантий Англии, такие надежды были у военных (см. раздел "Война или блеф?" в мемуарах Манштейна), ведь примерно так же было с Чехословакией и Планом Грюн). Итак, никакого "военного союза" между СССР и Германией (в отличие от Германии и Словакии, например) не было. Был лишь договор о разделе сфер влияния (более подробно о Пакте Молотова-Риббентропа здесь).

Карта


Collapse )

2) Польский контрудар и изменение немецких планов

Ссылка на оглавление

Итак, западнее Варшавы вглубь Польши отступали довольно крупные польские соединения. В первую очередь это была достаточно мощная армия «Познань» под командованием Т.Кутшебы, стоявшая на центральном, берлинском направлении и не принявшая участия в ожесточённых боях приграничных сражений. К ней присоединялись потрёпанные, но ещё боеспособные части других армий, например, «Поморья». Именно эта, неожиданно образовавшаяся к западу от Варшавы сила и нанесла вермахту контрудар, повлекший изменение в немецких планах и заставивший немецкие армии изменить форму операции. Её контрудар вошёл в историю под названием «Битва на Бзуре», по названию реки (или же «Битва под Кутно», по названию города).

Сначала поляки наступали из-за Бзуры на юг (I фаза битвы, 9 сентября), воспользовавшись ослаблением левого фланга 8-й армии и стремясь отвлечь немецкие силы и прийти потом на помощь Варшаве. Затем достигнутый поляками успех заставил их поменять планы и начать наступать на юго-восток (II фаза, 13 сентября). Казалось, появился шанс деблокировать окружённые у Радома войска и продолжить войну. Однако немцы отреагировали достаточно экстренно. Был отменён штурм Варшавы, вся авиация направлена на Бзуру. Танки XVI корпуса, завязшие перед этим в Варшаве, были срочно перенаправлены сюда же.

В результате немцам получилось добиться решающего превосходства над поляками. Оставив надежды на прорыв к юго-востоку, они вернулись к первоначальным планам прорываться на восток, к Варшаве (III фаза, 16 сентября). Но теперь уже им противостоял более мощный противник. Некоторым соединениям удалось прорваться к Варшаве или Модлину, но значительная часть войск была окружена и попала в плен.

На севере, в районе относительных неудач 3-й армии, немецкие планы также начали меняться. Если верить Гудериану, произошло это по его инициативе. После прорыва Данцигского коридора его корпус должен был перейти к 3-й армии и сопровождать её в огибании Варшавы с востока. Однако Гудериан чувствовал, что его корпус будет полезнее, если он будет действовать самостоятельно и его не будут сковывать завязшие в боях соединения. Его предложение было одобрено командованием, в результате чего его XIX корпус был направлен ещё дальше на восток – в Брест. 14-го сентября был занят город, а в ночь на 17-е сентября польские войска покинули и крепость.

Вот как Гудериан пишет об этом в своих мемуарах:
«8 сентября мои дивизии переправились на другой берег реки у Меве и Кеземарка. События стали развиваться быстрыми темпами. Вечером меня вызвали в штаб группы армий в Алленштайн (Ольштын) для получения приказа. В 19 час. 30 мин. я покинул Финкенштейн и между 21 час. 30 мин. и 22 час. 30 мин. получил боевую задачу. Командующий группой армий сначала намеревался отдать мой корпус 3-й армии генерала,фон Кюхлера и ввести его в бой на ее левом фланге из района Арис (Ожиш) в направлении Ломжа, восточная окраина Варшавы. Мне казалось, что такая тесная прикованность моего корпуса к пехотной армии противоречит характеру моего рода войск. Я предполагал, что это не даст мне возможности использовать скорость передвижения моторизованных дивизий и что при нашем медленном продвижении силы поляков, обороняющие Варшаву, получат шансы отойти на восток и подготовить новый рубеж сопротивления по восточному берегу Буга. Я предложил поэтому начальнику штаба армейской группы генералу фон Зальмуту оставить танковый корпус в непосредственном распоряжении армейской группы и ввести его в бой слева от армии фон Кюхлера через Визня восточное Буга на Брест. Этим самым все попытки поляков организовать устойчивую оборону в районе Варшавы были бы обречены на полный провал. Зальмут, а потом и генерал-полковник фон Бок согласились с моим предложением.»

Итак, результатом ожесточённого сопротивления поляков, в особенности – неожиданного для немцев польского контрудара на Бзуре, стало изменение немецких планов. Вместо наступления непосредственно на Варшаву немецкие силы перешли к формированию «двойных клещей». Более мощные и медленные немецкие части соединялись западнее Варшавы, сдерживая неожиданный натиск армии «Познань». Более подвижные же отправлялись в польский тыл сильно восточнее Варшавы, нарушая коммуникации и ещё сильнее дезорганизуя войска противника. Кроме того, таким образом Варшава попадала в окружение.

Вероятно, этот положительный опыт вынужденных изменений был учтён немецким командованием и применялся в последующих наступательных операциях. К примеру, действия правого и левого флангов группы армий «Центр» при вторжении в СССР в конце июня 1941-го очень напоминают действия групп армий «Юг» и «Север» в польской кампании (только роль Варшавы тут играет Минск). Маленькая, численно уступавшая немцам Польша стала, таким образом, полигоном для отработки немецких идей наступления. Тем более вызывает уважение способность поляков оказать такое мощное сопротивление и поставить под угрозу ход немецкой кампании во время битвы на Бзуре.

Карта


Collapse )

1) Начало войны. Громкие успехи и скрытые неудачи Германии

Ссылка на оглавление

Изначально наступление было назначено на 26-е августа, но было отменено после заключения англо-польского военного союза 25-го августа. При этом начавшаяся тайно 26-го мобилизация продолжалась, немецкие силы всё росли. 1-го сентября немецкие войска вступили на территорию Польши. В местах их проникновения сразу же разыгрались приграничное сражения, но благодаря концентрации немецких войск, их значительному превосходству (см. цифры, например, у Мельтюхова), сопротивление поляков у границ в общем получилось подавить к 4-му сентября. Дальше немецкие армии проникли вглубь территории Польши. Первый, но, увы, не последний блицкриг начался.

Надо заметить, не по всем направлениям наступление было одинаково успешным. Начнём от громких успехов и перейдём к относительным неудачам немецких вооружённых сил. В первую очередь, явным успехом обернулось наступление 10-й армии. Уже 8-го сентября немецкие танки XVI корпуса ворвались в Варшаву. Правда, там они столкнулись с ожесточённым сопротивлением защитников и занять город с хода им не удалось, но в целом 10-я армия уже была на подходе к Варшаве с юга, окружив при этом польские войска у Радома и не давая им соединиться с защитниками столицы.

На севере отличилась 4-я армия (также с подвижными соединениями в своём составе). Она прорвала Данцигский коридор, прижав тем самым к морю польские войска близ Данцига и на Хельской косе. Также неплохо обстояли дела и у 14-й армии. Разбив приграничные части, она быстро продвигалась в направлении Львова.

Чуть похуже обстояли дела у 8-й армии, встретившейся с сопротивлением польских войск в районе Лодзи. И хуже всего было с успехами 3-й армии. Она, казалось бы, наступала на Варшаву по кратчайшему направлению. Но именно на этом направлении поляками был организован достаточно мощный укреплённый район близ Модлина. В результате выйти к Варшаве у 3-й армии не получилось, и она постепенно смещалась всё левее, огибая Варшаву с востока.

Завершить описание этого, относительно линейно развивавшего для немцев периода, хочется выдержкой из мемуаров Манштейна.
"В первые девять дней кампании все действия протекали настолько планомерно и в соответствии с нашими желаниями, что, как можно было думать, вряд ли что-либо могло серьезно нарушить или изменить план намеченных операций. Тем не менее, в эти дни у меня было неясное предчувствие, что на северном фланге группы армий [Юг] что-то заварилось. Ведь было ясно, что противник сосредоточил в Познанской провинции крупные силы, которые пока еще не приняли участия в боевых действиях…"

Карта, к сожалению, охватывает ещё и следующий период, поэтому она Collapse )

0) Предвоенное положение и планы сторон

Ссылка на оглавление

В марте 39-го Германия заняла территорию Чехии и создала в Словакии подконтрольное ей государство. Таким образом, Польша оказалась охвачена Германией с 3 сторон: запада (собственно Германия), севера (Восточная Пруссия – немецкий анклав, отделённый от основной территории узким Данцигским коридором, принадлежавшим Польше) и юга (присоединённая Чехия и «независимая» пронемецкая Словакия). При этом у Польши практически не было мощных линий обороны.

План Германии с окружением поляков быстрыми встречными ударами с севера и юга был практически очевиден. На севере войска были объединены в группу армий «Север» (4-я армия на основной территории Германии и 3-я армия в Восточной Пруссии). Основным подвижным танковым соединением на севере был XIX корпус под командованием Гудериана. Задачами этой группы армий было прорвать Данцигский коридор (соединив Восточную Пруссию с Германией) и вести наступление на район Варшавы с севера и несколько восточнее.

На юге войска были объединены в группу армий «Юг». В её состав входили (слева направо) 8-я, 10-я и 14-я армии. В состав 10-й, наиболее мощной армии, входил танковый XVI корпус под командованием Гёпнера. Она нацеливалась на Варшаву с юга и юго-запада. 8-я армия должна была прикрывать её удар вглубь слева. 14-я же армия, преодолев сопротивление у границ, должна была двигаться на восток, её поддерживали словацкие соединения.

На центральном участке Германия крупные войска не держала. Ожидалось, что поляки всё равно будут отступать. Сведение подвижных частей в отдельные соединения (XVI и XIX корпуса) позволило немцам вести быстрые наступления, проникать вглубь польской обороны. Кроме этого, немецкие силы в 1,5-2 раза превосходили польские (на направлениях основных ударов это превосходство было ещё значительнее). Так что Германия рассчитывала на довольно скорую победу. Вступление в войну Англии и Франции ставилось под большое сомнение (см. дневник Гальдера от 14.08.39, запись замечаний Гитлера: "Мюнхенские главари не возьмут на себя риск развязывания войны. Всемирный риск!"), однако считалось, что в любом случае они не смогут ответить на конфликт с Польшей быстрее, чем она падёт.

Польские планы, увы, эти предположения только подтверждали. Адекватным ответом со стороны поляков было бы запланированное отступление и организация рубежей обороны в центре страны, на которых можно было бы теоретически отсидеться до открытия 2-го фронта с территории Франции. Такие предложения поступали и от французов (от Вейгана), и от польский военачальников (предложение Кутшебы не отдавать «основной стратегический костяк Польши», цитата по мемуарам Манштейна). Однако по тем или иным причинам они отвергались. Восточные территории, на которые в таком случае пришлось бы опереться польской обороне, не были надёжным тылом, это были территории, населённые не поляками, а белорусами, украинцами, литовцами. Так или иначе, предвоенный план подразумевал по возможности защиту всего и вся, в результате чего отдельные польские армии оказались разбросаны вдоль всей польской границы и не могли эффективно парировать чётко направленные немецкие удары. Есть также некоторые упоминания о наступательных планах (там же). Косвенно их подтверждает мощная армия «Познань», выдвинутая на Берлинском направлении.

В общем, предвоенные планы Польши своей беспорядочностью некоторым образом похожи на планы СССР. Только в Польше всё было ещё хуже: резервов и путей к отступлению практически не было, сил для контрнаступления также было значительно меньше.


(Карта Военной академии США, источник - Википедия)

«Победил солдат вопреки приказу, который поставил войска в самые невыгодные условия»

Как вы думаете, из какого произведения взята цитата в заглавии поста? Хотя бы какого периода? Оттепельных 50-60х, перестроечных 80-х, лихих 90-х? А вот и нет, это цитата из пьесы «Фронт» А. Корнейчука, написанной в 1942 году. В 1943 году в СССР вышел фильм по ней (ссылка на YouTube http://www.youtube.com/watch?v=h2UMc2HCGrg).

Цитата в заглавии взята из этого фрагмента (обсуждение приказа о будущем наступлении у командующего фронтом, который в пьесе показан падким на лесть самодуром).

Collapse )

Вообще в этом произведении много интересных эпизодов. Вот, например, начальник штаба критикует нерадивого начальника разведки, а тот в отместку собирается подвести под него «подкоп» на партсобрании, припомнив непролетарское происхождение.

Collapse )

Чего стоит хотя бы фраза «правительство ошиблось». Как-то даже грустно: 70 лет назад не боялись, хотя и с оговорками, и с восхвалением вождя, но всё-таки –  не боялись признать, что всё было не так уж гладко на войне. А сейчас, судя по нынешним военным фильмам (с удивлением увидел, что собираются снова показывать по ТВ «УС2»), спорам, передачам, общественная мысль мечется между двумя крайностями – «лакировкой» прошлого и его огульным очернением.

Вторая мировая война. Разгром Франции.

Великая Отечественная война была и остаётся темой многих споров и глубокомысленных рассуждений. Однако другие страницы Второй Мировой освещены гораздо меньше, что мешает и более глубокому, сравнительному анализу событий Великой Отечественной.

Одной такой важной, но весьма скудно освещённой страницей является разгром Франции нацистской Германией в 1940 году. Весьма распространено заблуждение, будто всё дело заключается в том, что глупые французы построили-де короткую линию обороны, а немцы, не будь дураки, попросту её обошли. Тем самым незаслуженно принижается военное значение этого столкновения, крупнейшего после Великой Отечественной среди сухопутных кампаний Второй Мировой. Мне бы хотелось вкратце рассказать о том, как оно происходило в действительности, уделив главное место военному планированию, поскольку этот военный конфликт явился примером того, как даже в таком крупном столкновении всё может "идти по плану".

1) Предвоенное положение.
2) Первоначальный немецкий план.
3) Французский план.
4) План Манштейна.
5) Разгром.
6) Хронология.

5) Разгром

Итак, пока войска Англии и Франции, объявивших войну Германии, более полугода (!!! с сентября по начало мая) стоят без дела на границе, по ту сторону границы происходит постепенная подготовка операции и перегруппировка войск, их сосредоточение для секретного удара. Мехеленский инцидент, в результате которого союзникам стал известен первоначальный немецкий план, лишь послужил дополнительным доводом к принятию в том или ином виде плана Манштейна. Дождавшись подходящего момента, немецкие войска приступили к его реализации.

Первоначальный расчёт плана полностью оправдался, поэтому мы лишь в общих чертах опишем, как разворачивались события в реальности.

Collapse )

4) План Манштейна

3_ман

Первоначальный немецкий план не удовлетворял не только Гитлера. Многим казалось нелепым повторять старый план Шлиффена, к тому же не приведший к победе в 1914 году. В итоге одним из немецких штабистов, тогда ещё малоизвестным Манштейном был составлен альтернативный план.

Этот план предполагал, что союзники знают о сути нынешнего немецкого плана и решили в случае начала военных действий выдвигаться на территорию Бельгии для занятия укреплений. Однако такое их выдвижение на время оголит правый фланг наступающей 1й группы армий. Вот по нему и предполагалось нанести наиболее мощный удар.

В итоге план выглядел так. Группа армий "В" наступает менее подвижными силами на Голландию и Бельгию и выходит к морю (1). Французская 1я группа армий начинает выдвигаться на бельгийские укрепления (2), ожидая оттуда дальнейший удар немцев. Однако вместо этого через лесистый район Арденнских гор удар наносит группа армий "А" (3), в которой оказываются сосредоточены основные подвижные войска - мотопехота и танки. Развивая удар, войска выходят в тыл 1й группы армий, доходят до моря и тем самым отрезают французов и англичан от тыла, а затем уничтожают их.

После этого на юге перед немецкими войсками оказывается пустое пространство, которое смогут заполнить лишь наспех переброшенные части французов. Тогда немцы, перегруппировавшись, наносят через этот слабо укреплённый район 2 удара - 1й на Париж с тыла (4), повторяя в общем окончание плана Шлиффена, а второй - в тыл войскам на линии Мажино (5), окружая их. Итак, план намечал два грандиозных окружения - в Бельгии ("полуокружение", т.к. окружённые части имеют выход к морю) и на линии Мажино.

План этот был очень рискованным, особенно его главный удар (3). Во-первых, немецким подвижным войскам нужно было сначала преодолеть труднопроходимый район Арденн. Во-вторых, прорвать продолжение линии Мажино около Люксембурга. В-третьих, уберечься от возможных атак с юга по левому флангу. В-четвёртых, максимально быстро продвинуться к морю. Кроме этого, было неизвестно, как упорно будут защищаться окружённые в Бельгии войска, занявшие укрепления, и не будут ли они организовывать достаточно мощные контратаки по правому, северному флангу. Однако в случае успеха план обещал немедленный разгром всей французской армии, занятие Парижа и, в перспективе, скорую победу. Неудивительно, что идея плана "всё или ничего" понравилась Гитлеру. И он, постепенно преодолевая сопротивление консервативно-скептически настроенной военной верхушки, начал "проталкивать" этот план.

Collapse )




P.S. Цитаты из мемуаров Манштейна, как он со своим планом "прорывался" к руководству, оно от него отмахивалось, мешало ему, и в итоге Манштейн дошёл до Гитлера:
Collapse )

2) Первоначальный немецкий план

1_окх
Первоначальный немецкий военный план, представленный Гитлеру командованием сухопутных войск (ОКХ) после завершения польской кампании, в общем повторял план нападения во время 1й мировой войны в 1914 году (известный как план Шлиффена). Основные ударные силы концентрировались на севере, в группе армий "В", которая наносила удар через Бельгию на крайнем правом фланге (1). План Шлиффена предполагал дальнейший удар на Париж с тыла (2), отрезающий его от коммуникаций с союзницей-Англией, однако немецкий план 1939 года ограничивался выходом к французской границе.

Итогом его выполнения был бы выход к району, где линия обороны была слабее, чем на основной части линии Мажино, захват портов в проливе между Францией и Англией и отдаление линии фронта от района Рура. Но ни о каком разгроме французских сил и речи не шло. В целом это был довольно разумный и осторожный план; во время польской войны немцам не пришлось столкнуться ни с современной, технически мощной армией, ни с мощными линиями обороны, и они их логично опасались.


Однако этот план совсем не удовлетворял Гитлера, ставившего политической целью победу над Францией. Ни победы, ни разгрома вражеской армии план не обещал. В итоге начало военных действий постоянно откладывалось, и немецкие армии неподвижно стояли у границ с сентября 1939 по май 1940, постепенно усиливаясь.

1) Предвоенное положение

00_предвоен_назв
Основой военной доктрины Франции тех лет была оборона, а основой этой обороны была система укреплений вдоль границы, так называемая линия Мажино. Её основная часть, наиболее развитая и хорошо обеспеченная технически, располагалась на непосредственной границе с Германией и упиралась краями на юге в Альпы, а на севере в труднопроходимый лесистый район Арденнских гор. Иногда только эту часть и называют "линией Мажино". Она выполняла 2 функции. Во-первых, исключала внезапную угрозу непосредственно со стороны Германии (немцам, решись они наступать, нужно было либо прорываться через неё, либо искать пути нападения через территорию других стран, что в любом случае срывало эффект внезапности). Во-вторых, она прикрывала важный промышленный район Эльзаса и Лотарингии.


Однако линия оборонительных сооружений вовсе не обрывалась с окончанием германской границы. Во-первых, на франко-бельгийской границе располагалась цепь укреплений, хотя и более слабых. Во-вторых, на территории Бельгии находились довольно мощные современные укрепления, которые французская армия собиралась занять в случае атаки Германии через Бельгию.

Французские войска располагались следующим образом. Более сильная и подвижная 1я группа армий располагалась у франко-бельгийской границы. В неё так же входили британские экспедиционные войска (иногда их называют корпусом, но фактически это была армия). В случае разворачивания военных действий на территории Бельгии к 1й группе должны были присоединиться также бельгийские войска. 2я группа армий занимала укрепления линии Мажино на германской границе.


Германия в 30е годы также выстроила сеть укреплений вдоль границы. Западный вал, или Линия Зигфрида, защищал её от нападения с территории Франции, Бельгии и Голландии и прикрывал важный промышленный район Рура. Во время немецко-польской войны (сентябрь 1939) эти укрепления служили щитом от возможной атаки французов и англичан, объявивших Германии войну. Однако затем стало ясно, что армии союзников нападать не собираются (хотя и прекращать войну тоже не хотят), и Германия стала накапливать войска у западной границы.

Эти войска были разделены на 3 группы армий. Группа армий "В" располагалась на севере, у голландской и бельгийской границы. Группа армий "А" располагалась в центре, у бельгийской и люксембургской границы. И наконец, группа армий "С" располагалась на юге, у французской границы, напротив линии Мажино.