barkut0709 (barkut0709) wrote,
barkut0709
barkut0709

Category:

2) Польский контрудар и изменение немецких планов

Ссылка на оглавление

Итак, западнее Варшавы вглубь Польши отступали довольно крупные польские соединения. В первую очередь это была достаточно мощная армия «Познань» под командованием Т.Кутшебы, стоявшая на центральном, берлинском направлении и не принявшая участия в ожесточённых боях приграничных сражений. К ней присоединялись потрёпанные, но ещё боеспособные части других армий, например, «Поморья». Именно эта, неожиданно образовавшаяся к западу от Варшавы сила и нанесла вермахту контрудар, повлекший изменение в немецких планах и заставивший немецкие армии изменить форму операции. Её контрудар вошёл в историю под названием «Битва на Бзуре», по названию реки (или же «Битва под Кутно», по названию города).

Сначала поляки наступали из-за Бзуры на юг (I фаза битвы, 9 сентября), воспользовавшись ослаблением левого фланга 8-й армии и стремясь отвлечь немецкие силы и прийти потом на помощь Варшаве. Затем достигнутый поляками успех заставил их поменять планы и начать наступать на юго-восток (II фаза, 13 сентября). Казалось, появился шанс деблокировать окружённые у Радома войска и продолжить войну. Однако немцы отреагировали достаточно экстренно. Был отменён штурм Варшавы, вся авиация направлена на Бзуру. Танки XVI корпуса, завязшие перед этим в Варшаве, были срочно перенаправлены сюда же.

В результате немцам получилось добиться решающего превосходства над поляками. Оставив надежды на прорыв к юго-востоку, они вернулись к первоначальным планам прорываться на восток, к Варшаве (III фаза, 16 сентября). Но теперь уже им противостоял более мощный противник. Некоторым соединениям удалось прорваться к Варшаве или Модлину, но значительная часть войск была окружена и попала в плен.

На севере, в районе относительных неудач 3-й армии, немецкие планы также начали меняться. Если верить Гудериану, произошло это по его инициативе. После прорыва Данцигского коридора его корпус должен был перейти к 3-й армии и сопровождать её в огибании Варшавы с востока. Однако Гудериан чувствовал, что его корпус будет полезнее, если он будет действовать самостоятельно и его не будут сковывать завязшие в боях соединения. Его предложение было одобрено командованием, в результате чего его XIX корпус был направлен ещё дальше на восток – в Брест. 14-го сентября был занят город, а в ночь на 17-е сентября польские войска покинули и крепость.

Вот как Гудериан пишет об этом в своих мемуарах:
«8 сентября мои дивизии переправились на другой берег реки у Меве и Кеземарка. События стали развиваться быстрыми темпами. Вечером меня вызвали в штаб группы армий в Алленштайн (Ольштын) для получения приказа. В 19 час. 30 мин. я покинул Финкенштейн и между 21 час. 30 мин. и 22 час. 30 мин. получил боевую задачу. Командующий группой армий сначала намеревался отдать мой корпус 3-й армии генерала,фон Кюхлера и ввести его в бой на ее левом фланге из района Арис (Ожиш) в направлении Ломжа, восточная окраина Варшавы. Мне казалось, что такая тесная прикованность моего корпуса к пехотной армии противоречит характеру моего рода войск. Я предполагал, что это не даст мне возможности использовать скорость передвижения моторизованных дивизий и что при нашем медленном продвижении силы поляков, обороняющие Варшаву, получат шансы отойти на восток и подготовить новый рубеж сопротивления по восточному берегу Буга. Я предложил поэтому начальнику штаба армейской группы генералу фон Зальмуту оставить танковый корпус в непосредственном распоряжении армейской группы и ввести его в бой слева от армии фон Кюхлера через Визня восточное Буга на Брест. Этим самым все попытки поляков организовать устойчивую оборону в районе Варшавы были бы обречены на полный провал. Зальмут, а потом и генерал-полковник фон Бок согласились с моим предложением.»

Итак, результатом ожесточённого сопротивления поляков, в особенности – неожиданного для немцев польского контрудара на Бзуре, стало изменение немецких планов. Вместо наступления непосредственно на Варшаву немецкие силы перешли к формированию «двойных клещей». Более мощные и медленные немецкие части соединялись западнее Варшавы, сдерживая неожиданный натиск армии «Познань». Более подвижные же отправлялись в польский тыл сильно восточнее Варшавы, нарушая коммуникации и ещё сильнее дезорганизуя войска противника. Кроме того, таким образом Варшава попадала в окружение.

Вероятно, этот положительный опыт вынужденных изменений был учтён немецким командованием и применялся в последующих наступательных операциях. К примеру, действия правого и левого флангов группы армий «Центр» при вторжении в СССР в конце июня 1941-го очень напоминают действия групп армий «Юг» и «Север» в польской кампании (только роль Варшавы тут играет Минск). Маленькая, численно уступавшая немцам Польша стала, таким образом, полигоном для отработки немецких идей наступления. Тем более вызывает уважение способность поляков оказать такое мощное сопротивление и поставить под угрозу ход немецкой кампании во время битвы на Бзуре.

Карта


Цитаты о Битве на Бзуре.
Дневник Гальдера от 16.09:
«24.00 — Фюрер приказал отменить штурм Варшавы с суши и воздуха, назначенный на 17.9. Авиация будет атаковать группировку противника в районе Кутно.»

Манштейн: «Сражение на Бзуре явилось самой большой самостоятельной операцией польской кампании, ее кульминационным, если не решающим моментом… Если сражение на Бзуре и не может сравниться по своим результатам со сражениями на уничтожение окруженного противника, проводившимися позже в России, оно является самым большим сражением подобного рода, имевшим место до того времени.»

Там же, о повороте танков (16-й корпус) от Варшавы на Запад: «Итак, штаб группы армий отклонил просьбу командования 8 армии о присылке подкрепления в составе танкового корпуса. Вместо этого он приступил к окружению противника. С запада в это время как раз подходили обе дивизии, находившиеся в резерве группы армий и следовавшие за 8 армией. Они были брошены против западного фланга противника, атаковавшего 8 армию с севера. Для этой же цели была выделена одна легкая дивизия, участвовавшая в подходившем к концу сражении у Радома. Главной же задачей, которую поставил перед собой штаб группы армий, было заставить противника перед фронтом 8 армии вести бой с постоянно меняющимся фронтом. Для этой цели штаб отдал приказ о том, чтобы 10 армия немедленно повернула на запад стоящий под Варшавой и южнее ее 16 тк, а также следующий за ним 11 ак, которые получили задачу принять участие в сражении, ведущемся 8 армией, вступив в него с востока. Сама же 8 армия получила задачу отражать продолжающиеся атаки противника, а как только они начнут ослабевать, перейти в наступление.»

Там же : «После ожесточенных боев и попыток противника прорваться вначале на юг, а затем на юго-восток и, наконец, на восток 18 сентября его сопротивление окончательно было сломлено.»

Проэктор (советский историк): «Генералы Рундштедт и его начальник штаба Манштейн допустили крупную ошибку. Они считали, что эта польская группировка, о появлении которой уже 7 сентября сообщала авиация, отходит на Варшаву и в бой ввязываться не будет и что река Бзура — достаточное прикрытие северного фланга 8-й армии. Ошибочности подобной оценки обстановки не может не признать даже Форман. «Приказ свидетельствует, — пишет он, — что Браухич также рассчитывал только на отход поляков в направлении Варшавы, но никоим образом не на сильное наступление против северного фланга 8-й армии». Германские высшие штабы недооценили поляков, поставили 8-ю армию под сильный фланговый удар армии «Познань» и вызвали кризис, чуть не стоивший немцам провала всей операции под Варшавой.»

Tags: Вторая Мировая, Польша 1939
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments