barkut0709 (barkut0709) wrote,
barkut0709
barkut0709

Category:

Мысли о пакте Молотова-Риббентропа.

В последнее время что-то много размышлял о пакте Молотова-Риббентропа, о различных взглядах на него, был ли он полезен или вреден СССР, надо было его подписывать или не надо. И мне пришла в голову такая мысль, я не считаю её на 100% верной, но я её нигде особо не встречал, поэтому хотел бы высказать:
1) Подписывать пакт надо было.
2) После начала военных действий Германии против Польши и объявления Англией и Францией войны Германии (3 сентября), и до нападения Гитлера на Францию, надо было его разорвать и пойти на сближение с Англией и Францией, и в перспективе также объявить войну Германии.

Пакт был заключён на фоне расширения нацистской Германии и сферы её влияния в Европе, в результате зашедших в тупик Московских переговоров СССР с Англией и Францией об организации коллективного отпора немецкой агрессии. Поскольку договориться с будущими союзниками не удалось, СССР, чтоб не остаться в одиночестве, пошёл на подписание договора с Германией, чтоб как-то себя обезопасить и отодвинуть границы на запад в случае нападения Германии. Как мы могли убедиться в 1941 году, это было весьма необходимо, иначе немцы вышли бы к Киеву и Смоленску в первые же недели войны, как вышли к Минску в 1941, а Москву пришлось бы, скорее всего, оставить.

Противники пакта считают, что лишь благодаря позиции СССР не получилось создать систему коллективной безопасности и вовремя остановить Гитлера (хотя вообще непонятно, было бы это достаточно, чтобы остановить его или нет). Но это утверждение довольно слабое и странное: общепризнано, что политика невмешательства (по тем или иным причинам) поддерживалась странами Запада, и к 1939 году привела к целому ряду агрессивных актов внешней политики Германии – от входа в демилитаризованную Рейнскую зону в 1936 до захвата Чехословакии весной 1939. Конечно, до польской кампании гитлеровская Германия, ведя захватническую внешнюю политику, не начинала крупных военных действий, обходилась лишь угрозами и демонстрацией силы. Но это было действительно и на 23 августа 1939 года, дату подписания договора СССР с Германией, так что СССР на тот момент поступал не намного хуже Великобритании, подписавшей до этого Мюнхенское соглашение.

Мне могут возразить: СССР, в отличие от Англии, договаривался с Германией о будущем разделе территории. Но и тут СССР не был первым – можно вспомнить Венский арбитраж и фактический раздел Чехословакии между Германией, Польшей и Венгрией. Так что СССР тут шёл, как минимум, по стопам Польши. Да, мы продолжали и несколько развивали порочную политику невмешательства, косвенно подогревавшую аппетиты агрессора – и это нам не делает чести. Но, во-первых, не мы первые, не мы последние. А во-вторых, и самое главное, - на тот момент речи о полномасштабной войне, о серьёзных боевых действиях ещё не шло.

Но уже после подписания обстановка существенно изменилась. 25 августа Гитлер, пытаясь воспользоваться моментом, начал подготовку к наступлению на Польшу, назначив 26 августа датой вторжения. У немецкого генералитета оставалась слабая надежда, что Польша, возможно, в самый последний момент уступит и не доведёт дело до войны – как это уже было с Чехословакией и планом Грюн. Однако в тот же день Англия заключила с Польшей соглашение и дала гарантию защиты при нападении на неё Германии. В результате Гитлеру пришлось срочно, уже на марше останавливать наступление.

Подождав некоторое время и не увидев явных и решительных действий со стороны союзников, 1 сентября он таки решился на нападение. Польша, в отличие от Чехословакии, с первых же дней вторжения оказала ожесточённое сопротивление немецким захватчикам. Тогда, в 1939 году, возможно, казалось, что Польша сдалась слишком быстро, всего за месяц. Но после 1940 года, когда всего за чуть больший срок была вынуждена сдаться гораздо более сильная и не изолированная Франция, после того, как мы знаем, в какие сроки были захвачены огромные территории на западе СССР, после всего этого стойкость Польши следует оценить весьма высоко. Итак, Польша оказала вооружённое сопротивление военному вторжению Германии.

Расчёт Гитлера на полное невмешательство Англии и Франции не оправдался – 3 сентября они объявили войну Германии. И вот тут, как мне кажется, СССР необходимо было присоединиться к ним, как минимум, начать договариваться о денонсации договора с Германией и заключении договора с Англией и Францией. Уже в первую неделю сентября стало ясно, что действия Германии носят явно военный характер, а не ограничиваются демонстрацией силы, как в Чехии весной 1939. Поэтому СССР вполне мог порвать договор с Германией, на основании, например, пакта Бриана-Келлога о недопустимости войны как метода внешней политики. После объявления войны 3 сентября Англии и Франции уже нельзя было бы так просто отвертеться и свести всё снова к политике умиротворения. Например, предложения Гитлера по признанию захвата Польши в октябре-ноябре 1939 года они отвергли.

Да, Англия и Франция после нападения на Польшу не перешли к активным действиям, вели т.н. «странную войну». Но ведь и СССР мог вести такую же «странную войну», постепенно истощая Германию, а затем, когда она бы атаковала Францию, мы могли бы в свою очередь атаковать Германию в тыл. Мне могут возразить – а что если бы Германия в таком случае напала бы сначала на СССР, а Англия и Франция в тылу у немцев продолжали бы заниматься «странной войной»? Не получилось бы тогда, говоря сталинскими словами, что СССР вытаскивал бы для Англии горячие каштаны из костра, жертвовал жизнями, пока они спокойно пережидали?

Ну что ж, нельзя исключать и такого поворота. Но рассуждать о «горячих каштанах» можно было в 1939. Теперь же, когда мы знаем, во что это всё вылилось для СССР, есть повод, по крайней мере, задуматься: возможно, пойди мы тогда против Германии, война прошла бы быстрее и легче для нашего народа. Нельзя забывать, что Великая Отечественная отняла у нас 20-30 миллионов жизней непосредственно, а с учётом катастрофического падения рождаемости в годы войны (ощущающегося и поныне) к этой цифре можно прибавить ещё 10-20 миллионов. Война также задержала экономическое развитие СССР почти на 10 лет (4 года сама война плюс примерно столько же послевоенное восстановление). Если предположить, что война началась бы тогда, когда Германия ещё не захватила почти всю Европу – а лишь Чехию, Австрию и запад Польши, когда промышленность Франции, по крайней мере, не работала бы против нас, когда Италия ещё не связалась прочно с Германией военным союзом, когда Финляндия (придерживавшаяся тогда союза с Англией) не угрожала бы Ленинграду, то можно с высокой долей вероятности предположить, что война прошла бы для нас гораздо легче. Конечно, в результате мы не получили бы такого влияния в Восточной Европе, как в 1945. Но, во-первых, так или иначе, мы бы укрепили свои внешнеполитические позиции как победители немецкого фашизма. А во-вторых, так ли уж оно надо? Во всяком случае, если бы можно было обменять это влияние на отсутствие тех человеческих и экономических потерь, которые мы понесли в результате Великой Отечественной, то над этим обменом стоит задуматься.

Tags: Вторая Мировая, мысли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments