January 10th, 2020

Немецко-польская война 1939 года

Когда-то давно, на заре своей блогерской деятельности, я занимался вовсе не исследованием статистики, а пересказывал хронику исторических военных конфликтов, описывал логические связи между различными сражениями и движением войск. Например, вторжение Наполеона в Россию или захват Гитлером Франции в 1940-м. С тех пор у меня остались наброски описания Немецко-польской войны 1939-го года. Сейчас, в связи с возросшим интересом к этой кампании и с дискуссиями о начале Второй Мировой, решил довести эти наброски до ума и выложить.

Итак, опишу хронологию конфликта в моём понимании и дам предварительное оглавление постов по этому циклу.



0) Предвоенное положение и планы сторон.
1) Начало войны. Громкие успехи и скрытые неудачи Германии.
2) Польский контрудар и изменение немецких планов.
3) Добивание. Вступление СССР на территорию Польши.
4) Цели и итоги войны. Роль СССР. Как немецко-польская война переросла во 2-ю Мировую.


0) Предвоенное положение и планы сторон

Ссылка на оглавление

В марте 39-го Германия заняла территорию Чехии и создала в Словакии подконтрольное ей государство. Таким образом, Польша оказалась охвачена Германией с 3 сторон: запада (собственно Германия), севера (Восточная Пруссия – немецкий анклав, отделённый от основной территории узким Данцигским коридором, принадлежавшим Польше) и юга (присоединённая Чехия и «независимая» пронемецкая Словакия). При этом у Польши практически не было мощных линий обороны.

План Германии с окружением поляков быстрыми встречными ударами с севера и юга был практически очевиден. На севере войска были объединены в группу армий «Север» (4-я армия на основной территории Германии и 3-я армия в Восточной Пруссии). Основным подвижным танковым соединением на севере был XIX корпус под командованием Гудериана. Задачами этой группы армий было прорвать Данцигский коридор (соединив Восточную Пруссию с Германией) и вести наступление на район Варшавы с севера и несколько восточнее.

На юге войска были объединены в группу армий «Юг». В её состав входили (слева направо) 8-я, 10-я и 14-я армии. В состав 10-й, наиболее мощной армии, входил танковый XVI корпус под командованием Гёпнера. Она нацеливалась на Варшаву с юга и юго-запада. 8-я армия должна была прикрывать её удар вглубь слева. 14-я же армия, преодолев сопротивление у границ, должна была двигаться на восток, её поддерживали словацкие соединения.

На центральном участке Германия крупные войска не держала. Ожидалось, что поляки всё равно будут отступать. Сведение подвижных частей в отдельные соединения (XVI и XIX корпуса) позволило немцам вести быстрые наступления, проникать вглубь польской обороны. Кроме этого, немецкие силы в 1,5-2 раза превосходили польские (на направлениях основных ударов это превосходство было ещё значительнее). Так что Германия рассчитывала на довольно скорую победу. Вступление в войну Англии и Франции ставилось под большое сомнение (см. дневник Гальдера от 14.08.39, запись замечаний Гитлера: "Мюнхенские главари не возьмут на себя риск развязывания войны. Всемирный риск!"), однако считалось, что в любом случае они не смогут ответить на конфликт с Польшей быстрее, чем она падёт.

Польские планы, увы, эти предположения только подтверждали. Адекватным ответом со стороны поляков было бы запланированное отступление и организация рубежей обороны в центре страны, на которых можно было бы теоретически отсидеться до открытия 2-го фронта с территории Франции. Такие предложения поступали и от французов (от Вейгана), и от польский военачальников (предложение Кутшебы не отдавать «основной стратегический костяк Польши», цитата по мемуарам Манштейна). Однако по тем или иным причинам они отвергались. Восточные территории, на которые в таком случае пришлось бы опереться польской обороне, не были надёжным тылом, это были территории, населённые не поляками, а белорусами, украинцами, литовцами. Так или иначе, предвоенный план подразумевал по возможности защиту всего и вся, в результате чего отдельные польские армии оказались разбросаны вдоль всей польской границы и не могли эффективно парировать чётко направленные немецкие удары. Есть также некоторые упоминания о наступательных планах (там же). Косвенно их подтверждает мощная армия «Познань», выдвинутая на Берлинском направлении.

В общем, предвоенные планы Польши своей беспорядочностью некоторым образом похожи на планы СССР. Только в Польше всё было ещё хуже: резервов и путей к отступлению практически не было, сил для контрнаступления также было значительно меньше.


(Карта Военной академии США, источник - Википедия)

1) Начало войны. Громкие успехи и скрытые неудачи Германии

Ссылка на оглавление

Изначально наступление было назначено на 26-е августа, но было отменено после заключения англо-польского военного союза 25-го августа. При этом начавшаяся тайно 26-го мобилизация продолжалась, немецкие силы всё росли. 1-го сентября немецкие войска вступили на территорию Польши. В местах их проникновения сразу же разыгрались приграничное сражения, но благодаря концентрации немецких войск, их значительному превосходству (см. цифры, например, у Мельтюхова), сопротивление поляков у границ в общем получилось подавить к 4-му сентября. Дальше немецкие армии проникли вглубь территории Польши. Первый, но, увы, не последний блицкриг начался.

Надо заметить, не по всем направлениям наступление было одинаково успешным. Начнём от громких успехов и перейдём к относительным неудачам немецких вооружённых сил. В первую очередь, явным успехом обернулось наступление 10-й армии. Уже 8-го сентября немецкие танки XVI корпуса ворвались в Варшаву. Правда, там они столкнулись с ожесточённым сопротивлением защитников и занять город с хода им не удалось, но в целом 10-я армия уже была на подходе к Варшаве с юга, окружив при этом польские войска у Радома и не давая им соединиться с защитниками столицы.

На севере отличилась 4-я армия (также с подвижными соединениями в своём составе). Она прорвала Данцигский коридор, прижав тем самым к морю польские войска близ Данцига и на Хельской косе. Также неплохо обстояли дела и у 14-й армии. Разбив приграничные части, она быстро продвигалась в направлении Львова.

Чуть похуже обстояли дела у 8-й армии, встретившейся с сопротивлением польских войск в районе Лодзи. И хуже всего было с успехами 3-й армии. Она, казалось бы, наступала на Варшаву по кратчайшему направлению. Но именно на этом направлении поляками был организован достаточно мощный укреплённый район близ Модлина. В результате выйти к Варшаве у 3-й армии не получилось, и она постепенно смещалась всё левее, огибая Варшаву с востока.

Завершить описание этого, относительно линейно развивавшего для немцев периода, хочется выдержкой из мемуаров Манштейна.
"В первые девять дней кампании все действия протекали настолько планомерно и в соответствии с нашими желаниями, что, как можно было думать, вряд ли что-либо могло серьезно нарушить или изменить план намеченных операций. Тем не менее, в эти дни у меня было неясное предчувствие, что на северном фланге группы армий [Юг] что-то заварилось. Ведь было ясно, что противник сосредоточил в Познанской провинции крупные силы, которые пока еще не приняли участия в боевых действиях…"

Карта, к сожалению, охватывает ещё и следующий период, поэтому она Collapse )

2) Польский контрудар и изменение немецких планов

Ссылка на оглавление

Итак, западнее Варшавы вглубь Польши отступали довольно крупные польские соединения. В первую очередь это была достаточно мощная армия «Познань» под командованием Т.Кутшебы, стоявшая на центральном, берлинском направлении и не принявшая участия в ожесточённых боях приграничных сражений. К ней присоединялись потрёпанные, но ещё боеспособные части других армий, например, «Поморья». Именно эта, неожиданно образовавшаяся к западу от Варшавы сила и нанесла вермахту контрудар, повлекший изменение в немецких планах и заставивший немецкие армии изменить форму операции. Её контрудар вошёл в историю под названием «Битва на Бзуре», по названию реки (или же «Битва под Кутно», по названию города).

Сначала поляки наступали из-за Бзуры на юг (I фаза битвы, 9 сентября), воспользовавшись ослаблением левого фланга 8-й армии и стремясь отвлечь немецкие силы и прийти потом на помощь Варшаве. Затем достигнутый поляками успех заставил их поменять планы и начать наступать на юго-восток (II фаза, 13 сентября). Казалось, появился шанс деблокировать окружённые у Радома войска и продолжить войну. Однако немцы отреагировали достаточно экстренно. Был отменён штурм Варшавы, вся авиация направлена на Бзуру. Танки XVI корпуса, завязшие перед этим в Варшаве, были срочно перенаправлены сюда же.

В результате немцам получилось добиться решающего превосходства над поляками. Оставив надежды на прорыв к юго-востоку, они вернулись к первоначальным планам прорываться на восток, к Варшаве (III фаза, 16 сентября). Но теперь уже им противостоял более мощный противник. Некоторым соединениям удалось прорваться к Варшаве или Модлину, но значительная часть войск была окружена и попала в плен.

На севере, в районе относительных неудач 3-й армии, немецкие планы также начали меняться. Если верить Гудериану, произошло это по его инициативе. После прорыва Данцигского коридора его корпус должен был перейти к 3-й армии и сопровождать её в огибании Варшавы с востока. Однако Гудериан чувствовал, что его корпус будет полезнее, если он будет действовать самостоятельно и его не будут сковывать завязшие в боях соединения. Его предложение было одобрено командованием, в результате чего его XIX корпус был направлен ещё дальше на восток – в Брест. 14-го сентября был занят город, а в ночь на 17-е сентября польские войска покинули и крепость.

Вот как Гудериан пишет об этом в своих мемуарах:
«8 сентября мои дивизии переправились на другой берег реки у Меве и Кеземарка. События стали развиваться быстрыми темпами. Вечером меня вызвали в штаб группы армий в Алленштайн (Ольштын) для получения приказа. В 19 час. 30 мин. я покинул Финкенштейн и между 21 час. 30 мин. и 22 час. 30 мин. получил боевую задачу. Командующий группой армий сначала намеревался отдать мой корпус 3-й армии генерала,фон Кюхлера и ввести его в бой на ее левом фланге из района Арис (Ожиш) в направлении Ломжа, восточная окраина Варшавы. Мне казалось, что такая тесная прикованность моего корпуса к пехотной армии противоречит характеру моего рода войск. Я предполагал, что это не даст мне возможности использовать скорость передвижения моторизованных дивизий и что при нашем медленном продвижении силы поляков, обороняющие Варшаву, получат шансы отойти на восток и подготовить новый рубеж сопротивления по восточному берегу Буга. Я предложил поэтому начальнику штаба армейской группы генералу фон Зальмуту оставить танковый корпус в непосредственном распоряжении армейской группы и ввести его в бой слева от армии фон Кюхлера через Визня восточное Буга на Брест. Этим самым все попытки поляков организовать устойчивую оборону в районе Варшавы были бы обречены на полный провал. Зальмут, а потом и генерал-полковник фон Бок согласились с моим предложением.»

Итак, результатом ожесточённого сопротивления поляков, в особенности – неожиданного для немцев польского контрудара на Бзуре, стало изменение немецких планов. Вместо наступления непосредственно на Варшаву немецкие силы перешли к формированию «двойных клещей». Более мощные и медленные немецкие части соединялись западнее Варшавы, сдерживая неожиданный натиск армии «Познань». Более подвижные же отправлялись в польский тыл сильно восточнее Варшавы, нарушая коммуникации и ещё сильнее дезорганизуя войска противника. Кроме того, таким образом Варшава попадала в окружение.

Вероятно, этот положительный опыт вынужденных изменений был учтён немецким командованием и применялся в последующих наступательных операциях. К примеру, действия правого и левого флангов группы армий «Центр» при вторжении в СССР в конце июня 1941-го очень напоминают действия групп армий «Юг» и «Север» в польской кампании (только роль Варшавы тут играет Минск). Маленькая, численно уступавшая немцам Польша стала, таким образом, полигоном для отработки немецких идей наступления. Тем более вызывает уважение способность поляков оказать такое мощное сопротивление и поставить под угрозу ход немецкой кампании во время битвы на Бзуре.

Карта


Collapse )

3) Добивание

Ссылка на оглавление

Увы, после того, как были разбиты последние крупные боеспособные польские соединения западнее Варшавы, участь Польши была предрешена. Сопротивление свелось к разрозненным очагам круговой обороны, которые немцы добивали один за одним. Под натиском превосходящих сил немцев капитулировали по отдельности польские войска в Варшаве (27/28 сентября), Модлине, на Хельской косе и самые последние – в районе Коцка 6-го октября.

Манштейн: «После уничтожения самой сильной из всех противостоявших нам группировок противника в сражении на Бзуре и боев, развернувшихся в лесистой местности южнее Люблина, с войсками противника, пытавшимися пробиться из Модлинской крепости на Варшаву, группа армий приступила к выполнению задачи захвата Варшавы. Однако часть ее соединений уже была переброшена на запад, где французы и британцы, к нашему удивлению, сложа руки взирали на уничтожение своего польского союзника.»

Одновременно с III, завершающей фазой битвы на Бзуре, 17-го сентября на территорию Польши вступили войска СССР. В целом они участвовали в боевых действиях значительно меньше немцев (наши потери убитыми в ходе этой войны – около 1-1,5 тыс. против 15-20 тыс. у немцев). После нашего продвижения немцы оставили некоторые территории (Брест, Львов) и сдвинулись на запад.

То тут, то там в наше время всплывают в новостях по всему миру сообщения, в которых СССР объявляют союзником Германии. Для отрезвления рекомендую прочесть опровергающую это статью Медузы (которую уж совсем трудно обвинить в поддержке СССР или нынешнего правительства РФ). На примере Словакии можно лучше понять, чем поведение сателлита и союзника Германии отличается от поведения СССР. Словакия вступила в войну с Польшей одновременно с Гитлером, 1 сентября, словацкая армия взаимодействовала с немецкими войсками (а мы помним, что сама дата наступления не была определена заранее, а возникла случайно, т.е. взаимодействие военных обеих стран было весьма тесным). СССР же не вступал в войну вплоть до середины сентября, его нейтральная позиция не оспаривалась никакими странами и Польшей в том числе. Гитлер уже не вполне понимал, собирается ли СССР вообще вступать на территорию Польши, торопил Сталина и уже даже начал готовить план действий на тот случай, если СССР вообще откажется от каких-либо действий в этой войне (цитата Гальдера в конце поста). Дело в том, что никаких конкретных договоров о военном союзе и никакой координации военных действий между СССР и Германией не было. Так называемый "Пакт Молотова-Риббентропа" (ПМР) в открытой своей части был лишь договором о ненападении, лишь гарантией того, что СССР не вступит в войну против Германии из-за Польши хотя бы в первое время (и то, явно это не прописывалось).

Но даже в закрытой части не было никаких договорённостей о совместной войне, давлении, либо силовом разделе Польши. Там было лишь разграничение сфер влияния в случае "территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства" (дословная цитата из Секретного протокола к ПМР). Это территориальное переустройство вовсе не обязательно означало войну. Например, в марте 1939-го, за полгода до этого, произошло такое же "переустройство" Чехословакии, практически мирно, без крупных жертв и без формального объявления войны - просто под угрозой военной силы. Кстати, Германия и Польше не объявляла войну - возможно, до последнего момента сохранялась надежда, что Польша поддастся на шантаж и сдастся, как Чехословакия (по крайней мере, во время 1-й попытки наступления 26-го августа, до гарантий Англии, такие надежды были у военных (см. раздел "Война или блеф?" в мемуарах Манштейна), ведь примерно так же было с Чехословакией и Планом Грюн). Итак, никакого "военного союза" между СССР и Германией (в отличие от Германии и Словакии, например) не было. Был лишь договор о разделе сфер влияния (более подробно о Пакте Молотова-Риббентропа здесь).

Карта


Collapse )

4) Цели и итоги войны. Роль СССР

Ссылка на оглавление

Итак, польская кампания вовсе не была для немецких вооружённых сил простой и прямолинейной. Да, на тот момент поражение Польши казалось невероятно быстрым. Однако сейчас, когда мы знаем, как быстро немцам удавалось захватывать другие страны, как буквально за 3 недели весной 1940-го года была сломлена Франция (которая, в отличие от Польши, даже не может оправдаться внезапностью нападения, ведь Франция сама объявила войну Германии за полгода до этого), после всего этого следует достаточно высоко оценить сопротивление поляков. В начале октября 1939-го Германия добилась своих прямых целей, и не получила удар с Запада. Лишь одно событие омрачало этот факт. Англия и Франция таки объявили ей войну и никак не хотели с ней мириться и признавать её завоевания (хотя и активно воевать на суше также не спешили).

Сейчас многие пытаются воскресить несколько топорную точку зрения "Запад хотел натравить Гитлера на СССР, поэтому он (т.е., Англия и Франция) не хотел воевать с Гитлером, хотел направить его на Восток, а бесноватый фюрер воевал со всеми направо на налево". В действительности всё обстояло несколько сложнее. А в данном конкретном вопросе - совсем наоборот. Это Гитлер после польской войны искал способ примириться (не сказать, чтоб очень активно, но искал). А Англия, конечно, не хотела воевать с ним своими руками и уж совсем не хотела это делать в одиночку, но и примиряться не хотела тоже. Ох, как эту "воинственность Черчилля" недобрым словом поминает в своих воспоминаниях Манштейн! Особенно в период после захвата гитлеровцами Франции в 1940-м. Мол, примирился б Черчилль с нами, и наступил бы мир, а там, глядишь и с СССР бы разобрались. Пусть сторонники этой топорной версии почитают об этом (или хотя бы прочтут цитату в конце поста).

Если подытожить, против этой версии («Запад натравил Гитлера на СССР») говорят 3 простых факта.
1) Перед нападением немцев на Польшу Англия дала ей гарантии, т.е. пообещала вступить в войну против Германии в случае её нападения на Польшу.
2) После нападения Гитлера на Польшу Англия эти гарантии соблюла, объявила Германии войну.
3) Несмотря на всевозможные мирные предложения Гитлера, Англия сохранила состояние войны с Германией (хотя казалось бы, по версии "натравливания", она должны была бы радоваться и мириться с Гитлером как можно скорее - ведь теперь у СССР и Германии были общие границы и их уже можно было начать стравливать друг с другом)

В общем, Англия, конечно, не особо стремилась высаживаться на континенте и воевать непосредственно против Гитлера. Англия не была в восторге от возрастающей мощи СССР. Но и Гитлер был для неё не меньшей, а - в свете несоблюдения им элементарных договорённостей, неуважения к чужой силе и авантюризма - даже большей опасностью. И она была готова сотрудничать даже с СССР, лишь бы побить Гитлера (как сказал Черчилль 22-го июня 41-го, "Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин", так примерно и вышло). Итак, Англия стремилась не примириться с Гитлером, а, ведя войну с наименьшими потерями («Странная война», а верней, как говорили американцы, «Phoney war», фальшивая война), уговорить СССР впрячься за них. На это и были направлены все её усилия сразу после окончания немецко-польской войны, в октябре-ноябре 1939-го. Но СССР тогда строго держался за нейтралитет.

Разберём же теперь советскую политику того периода. Её часто критикуют, смешивая разные вопросы, поэтому мы сначала отделим то, что нас в данный момент не интересует. Возможно, не стоило присоединять Прибалтику к СССР. Возможно, не стоило присоединять занятую советскими войсками территорию Польши к Украине и Белоруссии. Возможно, не стоило разворачивать там репрессии, депортации. Возможно, потом, после войны не стоило так грубо навязывать восточноевропейским странам социалистический путь развития. Но это всё вопросы не касающиеся данного периода и рассматриваемой проблемы. Правильный вопрос ровно один: стоило ли советским войскам вступать на территорию Польши? И ответ на него, по-моему, практически однозначен. Да, стоило. Что было бы, если б мы не вступили? Польша смогла бы отбиться? Дождалась бы помощи с Запада? Нет. Немцы бы просто заняли эти восточные части Польши (такие планы уже были) и организовали бы там марионеточное украинское и, возможно, белорусское государство (как Словакию Тисо). Нам и так пришлось уступить Германии территории в центре Польши (определённые Секретным протоколом к ПМР как сфера наших интересов) в обмен на Литву из-за слишком быстрого продвижения немцев. Продвинься они дальше, мы бы могли и вовсе остаться на старых рубежах. Это означало бы, что потом, при нападении на СССР, немцы бы смогли захватить Смоленск в первые дни войны, затем подошли бы к Москве в первые недели, почти наверняка захватили бы и её, и нам пришлось бы ой как непросто; и без того немалые жертвы войны увеличились бы. Так что вопрос "надо ли было вступать на территорию Польши?" почти однозначно решается положительно.

Но следующий вопрос: а что нам предстояло делать дальше? Идти на конфликт с Германией, поддавшись на уговоры Англии, "таскать для неё из огня горячие каштаны", дать втянуть себя в войну "провокаторам, привыкшим загребать жар чужими руками" (как говорил Сталин на XVIII съезде в марте 39-го), или попытаться выудить максимум пользы для себя из Пакта и политики нейтралитета (как мы в итоге и сделали), а заодно попробовать стравить кап.страны друг с другом и побить Гитлера руками французов и англичан? Тогда ответ был очевиден (в пользу 2-го варианта). Но сейчас, когда мы уже знаем, как "успешно" сражалась Франция, и, самое главное, к каким потерям привела Великая Отечественная, рассуждения о "горячих каштанах" уже не кажутся такими убеждающими, ведь нам всё равно в итоге пришлось пройти через все ужасы войны. Так что, возможно, стоило тогда договориться с Англией. Я поддерживаю такую точку зрения, хотя и считаю этот вопрос дискуссионным, спорным, о чём уже писал.

P.S.
Что ещё нашёл из инфографики по этой войне, на всякий случай сохраняю ссылки:
Пример хорошей инфографики (с занятыми территориями)
И не очень хорошей (продвижение войск; что с границами?)
А ещё, любителям послушать, ютюбовский ролик беседы с А.В.Исаевым про Польскую кампанию Вермахта, его тут правда периодически перебивают, но много достаточно неплохой информации. https://www.youtube.com/watch?v=t7Zkyr5fNCs

P.P.S. Только написал это, и вдруг вижу новость, как Польша снова решила поучаствовать в споре "кто развязал Вторую Мировую". Чтобы не повторяться, напомню, что я этот вопрос разбирал здесь.

Цитата из мемуаров Манштейна:
Collapse )